Албания возвращается в большой футбол - FourFourTwo - журнал о футболе class="post-template-default single single-post postid-307 single-format-standard theiaPostSlider_body">
Следить в твиттере

ИСТОРИИ

Албания возвращается в большой футбол

Сборная Албании по футболу

5 августа ФК Скендербеу в городе Эльбасан стал первым албанском футбольным клубом, пробившимся в групповой турнир кубка Европы с 1991 года. Сейчас в турнирной таблице ФИФА Албания находится даже выше, чем Франция, Мексика и США. Это событие, возможно, станет истоком возрождения албанского футбола. 

Перед тем решающим матчем я встретился с Фредериком Руко, которому на сегодняшний день уже больше семидесяти лет. Он вспоминал себя в молодости, когда его считали будущим албанского футбола, но непростые времена и тяжелый режим не давали футболистам полной свободы действий. «Я не мог идти против системы» — говорит он. Тогда, в 1946 году, его отец попал в тюрьму, а обоих братьев убили. Самого Фредерика задержали и таскали на допросы в течение 9 месяцев. Туко, его отец, скончался в тюрьме через 20 лет в 1966 году. Позже у Фредерика начались проблемы на учебе: его исключили из колледжа, так как «рабочей партии Албании не нужны были студенты с плохой биографией».

Футбол стал его отдушиной, путем спасения. Как амбидекстр, он был весьма ценным игроком, особенно, когда дело касалось пенальти. Он быстро шел вверх по карьерной лестнице футбольного игрока. Это было опасно, так как Ходжа, правивший страной в то время, контролировал все направления развития страны, спорт в том числе. Фредерик был очень одаренным футболистом, но правящая партия Албании уже взяла его на свою особую заметку. «Не приходи больше» — однажды сказали ему его товарищи по команде. – «Партия труда против того, чтобы ты продолжал играть».

Были и другие албанские футболисты, которые стали неугодны руководству страны и которым тоже «не рекомендовали» продолжать играть, не гнушаясь угрозами и запугиваниями.

После разрыва дипотношений Албании с СССР в 1961 году и Китаем в 1978-м, экономика страны начала приходить в упадок. Поездки за границу были запрещены для всех, кроме нескольких членов элиты из политбюро. Понятно, что футболисты не попадали в этот список. Матчей было мало, и они проводились только между командами других коммунистических стран: Китая, Вьетнама, ГДР. Албания стала единственной страной, объявившей бойкот Олимпийским Играм четыре раза подряд. В копилке страны нет ни одной олимпийской медали.

Некоторые футболисты, которым каким-то образом удавалось покидать страну, бежали. Бахри Кавайес, к примеру, после матча с Венгрией, переплыл Босфор и бежал в Турцию. Удивительно, но в конце концов он осел в Новой Зеландии. Несколько футболистов других команд тоже не упустили возможности исчезнуть, одни уходили из отелей под покровом темноты, другие «терялись» где-то в пути. У Фредерика тоже был шанс играть в большом футболе: в 1956 году был запланирован матч с ГДР. Однако, начавшийся кризис не дал игре состояться.

«Кто знает, если бы я поехал на тот матч, то наверно тоже бы куда-нибудь сбежал» — вспоминает футболист.

В конце концов Фредерик оставил карьеру футболиста и устроился работать автомехаником в Тиране. Там он женился, завел детей. «Мне даже не хотелось смотреть футбол» — говорит он. – «Потому что мне бы пришлось видеть игроков с техникой хуже, чем у меня». В 1985 году Энвер Ходжа умирает от сахарного диабета. К этому времени Албания уже стала беднейшей страной в Европе. За молоком тянулись длинные очереди, а в больницу было страшно даже заглянуть. Жена футболиста скончалась в том же 1985 году. А два года назад скоропостижно умер его старший сын. «Я достойно пережил свою футбольную трагедию, но эти две потери дались мне особенно тяжело» — рассказывает Фредерик.

В 1991 году начались протесты. Бронзовая статуя Ходжи была разрушена, оружие было в свободном обороте, часть его была перенаправлена в Косово, затем в Сербию. «У каждого было оружие. Можно было легко получить пулю, просто идя по улице. Это было ужасно страшно» — вспоминает Эрмаль Кука, местный журналист. Отношения Албании и Сербии натянуты до сих пор, вспомнить только футбольный матч, который проходил в октябре прошлого года. Над полем стадиона в Белграде появился небольшой беспилотный летательный аппарат, к которому на веревках был привязан политический баннер с изображением карты Великой Албании и фотографии Исы Болетини и Исмаила Кемали, которые первыми в 1912 году подняли албанский флаг. Сербский защитник Стефан Митрович поймал баннер и стянул его вниз, после чего между игроками вспыхнула потасовка. Матч был отменен.

Национальная футбольная команда Албании все чаще становится поводом для неожиданной гордости. Важно отметить труд итальянского тренера Джанни да Бьязи. По его собственному признанию, сначала ему было очень тяжело работать с футболистами албанской лиги. Он посетил множество мелких футбольных клубов в поисках новых звезд футбола, и вот, спустя время, албанская футбольная сборная находится на 22-м месте в мировом рейтинге. В преддверии кубка Европы Албания участвует в отборочных матчах и сейчас занимает второе место после Португалии, фаворита группы. Джанни даже шутит, что при таком прогрессе ему пора оформлять албанское гражданство. «Буду зваться Гани Абацци» — смеется он. Смех смехом, но в марте правительство страны выдало ему албанский паспорт.

Очевидно, почему футбол так быстро восстановился после развала коммунизма – в эту игру вливаются миллиарды долларов.

Позже я снова встретился с Фредериком. Он был в добром расположении духа, и сказал, что тренирует своего пятнадцатилетнего внука Серхио. Он думает, что мальчику повезет больше, чем ему самому, и всячески этому способствует. «Футбол у меня в крови» — сказал он, потягивая турецкий кофе в старом итальянском ресторане. – «Для меня он никогда не закончится».

ПОЧИТАТЬ ЕЩЁ

реклама

ИСТОРИИ